09 Июня 2020

Каким будет мир после пандемии?

Окружающая действительность полна тревог, надежд и страхов. Мы втайне надеемся, что вскоре все же можно будет сделать что-то привычное: полноценно выйти из дома, встретиться с друзьями в кафе, улететь на море. Постоянно думаем о том, в безопасности ли жизнь наших близких и что угрожает нам самим. Какой будет наша работа в ближайшие годы и останется ли она у нас вообще? Мы задали эти вопросы четырем специалистам из разных профессиональных областей — сопоставьте их ответы со своими ощущениями.

Ян Марчинский, финансовый эксперт, инвестор

«После пандемии нас ждет глубочайший экономический кризис. Не такой, как в 2008 или 2014 году, а схожий с кризисом после Второй мировой войны или времен Великой депрессии 1930-х».

Многие уже потеряли бизнес, работу в найме или зарплату в прежнем объеме, а через три-четыре месяца таких людей станет гораздо больше. Кроме того, после затяжного карантина у людей будет гораздо меньше накоплений — по статистике, они в принципе были только у 30% граждан, а 70% оставшихся придется еще тяжелее. В результате изменится поведенческая модель потребления, и большая доля бизнеса, не связанного с предметами первой необходимости (еда, лекарства, гигиенические средства), потерпит серьезные убытки.

Реакцию населения на происходящее с точки зрения потребления можно отследить уже сейчас. По данным Сбербанка, во время самоизоляции в стране выросли продажи телекоммуникационного оборудования (на 40%), алкоголя (на 30%), траты в продуктовых магазинах (на 10%) и на цифровые товары (1,5%). В то же время продажи туров в турагентствах снизились почти на 100%, ювелирных изделий в салонах — на 95%, одежды, обуви и аксессуаров — на 94%, посещения салонов красоты упали на 93%, бронирования отелей — на 88%, на 76% снизился спрос на перевозки в такси. Кроме того, резко сократилось посещение кафе, баров, ресторанов, покупка мебели, цветов и оргтехники. То есть просел практически весь российский малый и средний бизнес.

Что будет после полного снятия карантина? Безусловно, рост инфляции и подорожание товаров, в первую очередь, импортных. Это станет ударом для низшего и среднего класса населения, приведет к дальнейшему снижению спроса на товары и услуги (в основном, на одежду, гаджеты и посещение заведений).

Произойдут большие изменения и в туристической отрасли: из-за сохранения ограничительных мер сократятся все международные путешествия, а значит, начнет развиваться внутренний туризм. Для экономики это хорошо, потому что часть денег будет оставаться в стране и пойдет, в том числе, на развитие инфраструктуры и бизнеса в курортных городах.

Кризис после пандемии коронавируса будет глубоким и затяжным. Мы вернемся к прежним мировым показателям в лучшем случае через три-четыре года.

Возможно, времени потребуется и больше — в России ситуация будет стабилизироваться медленнее, чем в странах, где государство в полной мере поддерживает население и бизнес.

Развитию экономики могли бы способствовать меры по созданию правильного климата для предпринимателей, привлечения внутренних и внешних инвестиций, однако мы вряд ли их увидим и, скорее всего, будем восстанавливаться за счет человеческого ресурса и собственных решений. Для предпринимателей это будет вызов — взять волю в кулак и начать бизнес сначала, с учетом происходящих в стране и мире перемен.

А еще нас всех ждет эпоха диджитализации: я предвижу ускорение трендов удаленной работы, нового расцвета интернет-магазинов и доставки, сервисов онлайн-знакомств и медицины. Возрастет потребность населения в консультациях психологов и психотерапевтов, в дистанционных образовательных услугах.

Переход мира в онлайн приведет к отказу от большого количества офисов и, соответственно, к изменению рынка недвижимости: людям больше не придется тратить средства на съем жилья ближе к работе или удобной станции метро, и они смогут выбрать лучшую (или более дешевую) квартиру в другом районе. Многие с переходом на удаленную работу покинут Москву и вернутся в регионы.

Александр Шикинов, директор по продажам «Манго Телеком»

«Условия, в которые мы попали в пандемию, снимут некоторую тревогу, которая раньше была у руководителей компаний. Жизнь показала, что люди из дома работают больше и лучше».

Я работаю на оператора профессиональных телекоммуникаций. 55 тысяч предприятий по всей стране, самые разные сферы — производство, строительство, торговля, медицина. Организация рабочих процессов, связь внутри бизнеса — все это организуем мы.

Очевидно, что до пандемии многие руководители компаний не очень представляли, как можно настроить работу сотрудников в удаленном режиме. Был страх, что они ничего не смогут контролировать и все развалится. Пандемия же не оставила выбора, пришлось пробовать. И оказалось, что управлять процессами дистанционно можно так же эффективно, а отсутствие сотрудников перед глазами или личных визитов клиентов в офис не имеет решающего значения. Есть хороший пример: мы за полтора дня полностью перевели на удаленку компанию из 400 человек. Во вторник днем они нам позвонили, а в четверг никто из них в офис уже не вышел — все работали из дома. Никакие процессы не поломались, их клиенты и не узнали, что менеджеры переехали.

Раньше у руководителей был страх, что люди на удаленке станут работать меньше и хуже. Жизнь показала, что из дома сотрудники работают зачастую больше и эффективнее, чем из офиса. Появилось понимание — само по себе офисное пространство не имеет решающего значения для производительности персонала. Более того, бизнес начинает осознавать, что удаленная работа позволяет экономить на пространстве, соответственно снизить себестоимость и за счет этого набрать профессионалов, которых до этого набрать вряд ли бы получилось: кто-то живет в другом городе, другие просто по своим причинам не готовы ездить в офис.

Из-за этого понимания и из-за кризиса на рынке труда, который вызван пандемией, возникнет огромная конкуренция. Поскольку многие работодатели перейдут в удаленный формат и станет не так важно, в каком городе или стране сидит специалист, HR-службы будут бороться за таланты без опоры на географию.

Разумеется, работать на удаленке нравится не каждому и не все в этом формате эффективны. Многим нужен социум, они готовы все отдать, чтобы приезжать и лично общаться с коллегами. Поэтому полностью офисы из нашей жизни не исчезнут; возможно, появится промежуточная модель. Например, рабочая неделя трансформируется из 5/2 в 3/2/2: три дня в офисе, два дня дома и два выходных.

Диана Генварская, психолог

В последние несколько месяцев тысячи людей оказались заперты дома наедине с самим собой и близкими. Для многих из них карантин стал проверкой отношений на прочность: кто-то понял, что живет не с тем человеком, а кто-то, наоборот, сблизился с партнером, стал терпимее и внимательнее к своим родным.

Во время самоизоляции у многих произошла переоценка ценностей. Выстроилась другая пирамида, в которой на первый план вышли действительно важные вещи: жизнь и здоровье, семья, потребность в любви и понимании. В социуме на первом месте оказались те, кто и должен там быть — врачи и учителя (люди оценили их труд, занявшись образованием своих детей), а артисты и блогеры отошли на задний план.

Многие люди пересмотрели свое окружение или по-новому взглянули на работу — некоторые поняли, что занимаются не своим делом, и стали дистанционно обучаться чему-то другому. Другие открыли в себе творческие способности: начали готовить новые блюда, рисовать, вязать или играть на музыкальном инструменте.

Конечно, карантин стал для каждого стрессом. В некоторых случаях (это касается тех, кто и раньше страдал повышенной тревожностью или болезненными процессами) ситуация могла негативно сказаться на психике людей и привести к паническим атакам или фобиям. И в этом случае людям придется обратиться за помощью к специалистам.

После завершения пандемия оставит нам новые привычки. К ним можно отнести более внимательное отношение к гигиене, частое мытье рук и ношение масок в случае заболевания. А вот социальное дистанцирование в российском обществе, скорее всего, не закрепится. Не исключено, что вслед за снятием карантина у многих начнутся срывы: люди станут позволять себе больше, чем обычно, чтобы компенсировать упущенное. Но большинство, наоборот, избавится от пагубных пристрастий и сможет жить без них. Например, в Италии после вспышки коронавируса зафиксировали резкое снижение продаж вина — просто люди стали внимательнее относиться к своему здоровью.

Николай Крючков, врач-иммунолог

«Миру придется прийти к инновационным методам организации здравоохранения и медицинской помощи».

Спрогнозировать завершение эпидемии COVID-19 в России сложно. Во-первых, введенный в стране карантин отличается от жесткого европейского (к примеру, испанского), не говоря уже о китайском; во-вторых, значительную роль играют события вроде апрельской давки в метро или майских праздников.

Сейчас самое важное — то, насколько быстро процент ежедневного прироста снизится до одного и менее процента (чем быстрее, тем меньше будет заболевших и умерших). Только тогда можно будет говорить о контроле над ситуацией.

В этом году наша задача состоит в том, чтобы сбить первую волну эпидемии коронавируса, а затем снять часть ограничений для восстановления экономики. При этом ряд принятых мер все же сохранится: в частности, это касается санитарного контроля при пассажирских перевозках, социального дистанцирования в транспорте и общественных местах, перевода максимального количества людей на удаленную работу.

С нами надолго останутся маски, санитайзеры, ограничение авиасообщения, отслеживание контактов инфицированных и постоянный мониторинг ситуации. Потому что вирус никуда не денется — достаточно немного расслабиться, и ситуация вновь ухудшится. Уже осенью есть риск возникновения второй волны.

В таком режиме россиянам придется прожить еще минимум до конца 2021-го года, пока мы не дождемся разработки и клинических испытаний препаратов, не пройдем всеобщую вакцинацию и тем самым переведем инфекцию из эпидемической в сезонную. Тогда коронавирус SARS-COV-2 станет не более опасным, чем грипп, аденовирус и ОРВИ, и у нас отпадет необходимость применения масштабных мер до появления новой опасной инфекции.

Если мы справимся с новым коронавирусом, это будет первая история, когда человечество «победило пандемию», от возбудителя которой к ее началу не было вакцины, и у нас появится опыт готовности к подобным ситуациям, в том числе, опыт ускоренной разработки вакцин и развертывания масштабных противоэпидемических мероприятий.

В то же время пандемия указала на проблемы в здравоохранении, в частности, на хроническое недофинансирование и необходимость системных изменений. Сейчас действительно выделяются средства на борьбу с инфекцией, строятся больницы, открываются койки, но этого все равно оказывается недостаточно — невозможно обеспечить местами всех нуждающихся в госпитальном лечении, сложно определить, когда именно пациента нужно переводить из дома в стационар.

Источник:  https://nat-geo.ru/planet/mir-posle-koronavirusa/
К другим статьям

Заказать звонок

Выберите интересующий вас вопрос:

или

Позвонить прямо с сайта

Хотите себе такой же виджет? Узнайте, как подключить!

Отправляя заявку, вы даете согласие с Политикой обработки персональных данных